logotip-500x287
Консультация медицинского юриста
8 (495) 66-44-756
с 10:00 до 19:00 — понедельник - пятница

Разглашение врачебной тайны родственникам умершего пациента

Болезненным является вопрос передачи информации, составляющей врачебную тайну, (например, предоставление медицинской документации) родственникам умершего пациента. Исходя из положений статьи 13 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в РФ” данный случай не входит в число возможных оснований для разглашения сведений, составляющих врачебную тайну пациента после его смерти. И суды, ссылаясь на вышеуказанные положения, отказывают родственникам в удовлетворении исков об обязании медицинской организации предоставить медицинскую документацию умерших пациентов (апелляционное определение Новосибирского областного суда от 01.12.2015 № 33-10425/2015).

Новое определение Конституционного суда РФ от 2015 года

В своем определении № 1275-О от 09.06.2015, Конституционный суд РФ указал, на то, что:

  • Предусмотренный законодательством об охране здоровья особый порядок предоставления сведений, содержащих врачебную тайну, исключающий возможность её получения по требованию третьих лиц и защищающий тем самым право каждого на тайну частной жизни (статья 24, часть1 Конституции РФ), не препятствует участникам как уголовного, так и гражданского судопроизводства в соответствии с конституционным принципом состязательности и равноправия сторон реализовать свое прав на защиту всеми способами, не запрещенными законом, в том числе путем заявления ходатайств об истребовании этой информации органами дознания и следствия, прокурором или судом, а отказ в удовлетворении таких ходатайств – не препятствует участникам уголовного и гражданского судопроизводства в дальнейшем повторно заявлять их в стадии судебного разбирательства, настаивать на проверке вышестоящими судебными инстанциями законности и обоснованности решений, принятых как по этим ходатайствам, так и в целом по результатам рассмотрения дела.
  • В случае, когда сведения о причине смерти и диагнозе заболевания пациента (заключение о причине смерти и диагнозе заболевания, выдаваемое родственникам в соответствии с частью 5 статьи 67 ФЗ от 21.11.2011 № 323-ФЗ) доступны заинтересованному лицу в силу закона, сохранение в тайне от него информации о предпринятых мерах медицинского вмешательства, в частности о диагностике, лечении, назначенных медицинских препаратах, не может во всех случаях быть оправдано необходимостью защиты врачебной тайны, особенно с учетом мотивов и целей обращения за такими сведениями. В подобных сведениях суд при осуществлении подготовки гражданского дела к судебному разбирательству, правоохранительные органы – при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, а прокурор – при проведении проверки в порядке надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина могут на основе принципов соразмерности и справедливости принять решение о необходимости ознакомить заинтересованное лицо, со сведениями, относящимися к истории болезни умершего пациента, в той мере, в какой это необходимо для эффективной защиты прав заявителя и прав умершего лица.

Недостатки в определении Конституционного суд РФ

Здесь следует напомнить, что подобные запросы указанных органов допускаются в соответствии с пунктом 3 частью 4 статьи 13 ФЗ № 323. Хотя Конституционный суд РФ указал на право родственников получать медицинскую документацию их умерших близких, однако, отметил, что федеральному законодателю необходимо предусмотреть конкретные правовые механизмы доступа к сведениям, составляющим врачебную тайну умершего лица. Между тем, вышеуказанное определение не содержит подобного поручения законодательному органу, и до настоящего времени законодателем соответствующий механизм так и не установлен.

Врачебная тайна при проведении медицинских осмотров и освидетельствований

Интересной представляется судебная практика в части предоставления информации, составляющей врачебную тайну, работодателям в рамках проведения медицинского осмотра работника, а также результатов медицинского освидетельствования работника на состояние опьянения.

Так, судебным решением (определение Ленинградского областного суда от 04.12.2013 № 33-5628/2013) суд не счел нарушением врачебной тайны, направление заключения по периодическому медицинскому осмотру непосредственно работодателю, а не выдачу его на руки работнику, хотя и данные указанного заключения содержали сведения врачебной тайны и привели к отстранению работника от работы.

Здесь следует отметить, что такое положение предусмотрено Приказом Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 № 302н “Об утверждении … Порядка проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров (обследований) работников, занятых на тяжелых работах и на работах с вредными и (или) опасными условиями труда” (пункт 45) (далее – Порядок). В силу пункта 43 Порядка заключение также содержит сведения, относящиеся к врачебной тайне (к примеру, список лиц с установленным предварительным диагнозом профессионального заболевания с указанием пола, даты рождения; структурного подразделения (при наличии), профессии (должности), вредных и (или) опасных производственных факторов и работ). В тоже время статья 13 ФЗ № 323 не содержит в перечне условий оглашения информации врачебной тайны без согласия пациента – как то при проведении периодического медицинского осмотра работника.

В свою очередь, согласно апелляционному определению Свердловского областного суда от 24.03.2015 № 33-4107/2015, данные протоколов медицинского освидетельствования, справки о результатах химико – токсилогического исследования, предоставленные работодателю медицинской организации, послужили основанием для увольнения истца за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (п. “б” п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ). Что касается врачебной тайны в указанном случае, суд, ссылаясь на Приказ Минздрава России от 14.07.2003 № 308 “О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения”, Положение о порядке проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения в Свердловской области, утвержденного Приказом Минздрава Свердловской области от 03.08.2009 № 746-п, указал, что не свидетельствует о нарушении врачебной тайны (при наличии соответствующего договора на оказание возмездных услуг) и то обстоятельство, что Больница предоставила работодателю справки по результатам химико – токсикологических исследований в отношении истцов, поскольку к персональным данным такая информация относиться не может, так как её содержание не исчерпывается сведениями о жизни и здоровье свидетельствуемого лица вообще, а основывается на том, что такое лицо является частью клинического исследования, следовательно, работодатель, финансирующей такое исследование, вправе претендовать на предоставление такой информации, в том числе при решении вопроса о привлечении работников к дисциплинарной ответственности.

Вывод суда в данном случае является странным. Во — первых, указанные выше Инструкции применяются к установлению состояния опьянения в отношении водителей транспортного средства. Во – вторых статьей 13 ФЗ № 323 случай разглашения врачебной тайны без согласия пациента (в связи с проведением медицинского освидетельствования на состояние опьянения работника) не указан. Здесь следует обратить внимание на то, что с 26 марта 2016 года действует Порядок проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения, утвержденный Приказом Минздрава России от 18.12.2015 № 933н, которым как раз и определен, в том числе, порядок установления состояния опьянения работника по направлению работодателя, при этом акт медицинского освидетельствования работодателю не направляется, а вручается освидетельствуемому (подпункт 2 пункта 27 Порядка от 18.12.2015 № 933н), что как раз и не будет нарушать положения статьи 13 ФЗ № 323 о врачебной тайне.

Иск к стоматологической клинике в связи с разглашением врачебной тайны

Также одним из примеров может являться ситуация, когда пациентка стоматологической клиники Е. обратилась в суд с исковым заявлением, требуя возмещения от клиник, в которых проходила лечение, причиненного ей морального вреда, выразившегося в разглашении информации, составляющей врачебную тайну, в сумме 50 000 рублей от каждой клиники, которые ранее передавали друг другу информацию о ее состоянии здоровья и проводимом лечении. Она также выразила требование о возмещении морального вреда и утраченной выгоды от второй клиники в сумме 420 000 рублей, так как в связи с действиями работников указанной клиники были сорваны рабочие встречи истицы в период ее нахождения в заграничной поездке. На данный момент это дело находится в стадии рассмотрения. Но совершенно точно можно сказать, что ошибкой клиник в данном случае являлось то, что врач первой клиники не получил письменного согласия пациентки на обращение с запросом во вторую клинику, в то время как вторая клиника предоставила информацию, так же не получив письменного согласия истицы. Итогом стал судебный процесс, результатом которого вполне может оказаться решение, подтверждающее виновность врачей указанных клиник.

Право на неприкосновенность частной жизни гражданина является одним из важнейших конституционных прав человека, поэтому защита сведений о нем, в том числе о его диагнозе, заболеваниях, лечении, диагностике и т.д., является для государства одним из приоритетных направлений в сфере защиты прав человека и его законных интересов.